KidsOut World Stories

Проклятие Vasconcelos Monteiro    
Previous page
Next page

Проклятие

A free resource from

Begin reading

This story is available in:

 

 

 

 

Проклятие

Португальский рассказ 

 

 

 

 

 

*

Давным-давно была маленькая деревушка на краю большого леса. Большую часть времени жизнь в деревушке проходила тихо и спокойно, однако жители деревни жили в страхе перед Лобизонами, которые, как поговаривали, обитали в самой глубине леса. Лобизоны — темные существа, наполовину люди, наполовину волки, и говорят, что каждый раз в полнолуние эти существа выползают из леса в поисках человеческой плоти.

Но как это существо вообще появилось на свет? Всё очень просто: это проклятие седьмого сына, рождённого в любой семье. Проклятие это минует дочерей, но если у матери рождаются семь сыновей, то тогда последний из этих сыновей обязательно превращается в Лобизона.

Когда родился Филипэ, его мама сильно испугалась. Она надеялась, что у нее родится дочь, а не седьмой сын. Но мама Филипэ была доброй и любящей, и она не собиралась бросать своего собственного ребенка, неважно что бы жители деревни ни говорили об этом проклятии.  

Много лет прошло в тишине и покое. Филипэ вырос в сильного мальчика, который очень сильно любил свою мать, отца и шесть братьев. Однако Филипэ не мог не заметить, что отношение к нему было другим, нежели к его братьям. Он не ходил в школу, так как учитель не разрешил бы. Это было несправедливо, потому что мальчик любил учиться всему новому, и отчаянно хотел дружить с другими детьми. 

Когда Филипэ отправлялся за хлебом для матери, жители деревни никогда не переходили ему дорогу, и они всегда поглядывали на него со смешанным чувством страха и неприязни, что расстраивало мальчика. Другие дети не играли с ним, ему никогда не разрешалось выходить в сад в полнолуние. Это последнее было, пожалуй, самым ужасным из всего, потому что Филипэ очень сильно любил луну. Что-то в ней — особенно когда это была полная и круглая луна на ночном небе — находило отклик в его душе, волновало его душевное состояние и вызывало у него желание петь, танцевать и бегать. 

Несмотря на то, что жизнь была тихой и спокойной, она была далека от счастливой. С каждым проходящим годом Филипэ становился все более и более отрезанным от людей. У него не было друзей, никто ни разу не пригласил его поиграть с другими детьм. Иногда он слышал их смех и рисовал себе в воображении те игры, в которые они играли, и как весело им было. Филипэ также заметил, что даже его мать и братья начали поглядывать на него как-то странно. 

«Что же не так со мной? — Филипэ часто задавал себе этот вопрос. — Я не такой уж плохой мальчик, я делаю всю работу по дому, я почти никогда не веду себя плохо. Почему ко мне относятся не так, как к другим детям?»  

С приближением пятнадцатого дня рождения Филипэ был печальнее, чем обычно. Его мать очень редко позволяла ему выходить из дома, и очень часто казалось, она была взволнована в его присутствии. Злые дети бросали в него камни, если видели его одиноко играющим рядом с домом. Когда он поворачивался к ним, чтобы помериться силами, они с визгом убегали от него, как если бы он был монстром. Иногда Филипэ страстно желал убежать в большой лес и никогда не возвращаться назад.   

Однажда его мать усадила его и объяснила ему причину его бед. «Ты мой седьмой сын, — сказала она, — и на тебя наложено проклятие, мое дитя».

Филипэ ничего не пог понять. «Какое проклятие?» — спросил он.

«В твой пятнадцатый день рождения ты превратишься в Лобизона — существо, которое наполовину является человеком, а наполовину волком».

Филипэ знал всё о Лобизонах из своих книг, а также из рассказов, которые его братья рассказывали по ночам, когда они думали, что он спит. Но они никогда не говорили Филипэ, какое проклятие на нем лежит. Он не хотел быть Лобизоном, он не хотел быть злобным и жестоким, и идея о том, чтобы иметь длинные когти и густую шерсть на всем теле, ни чуточки не казалась ему привлекательной.  

Накануне своего пятнадцатилетия молодой Филипэ был печальнее, чем он вообще когда-либо был в своей жизни. Он сидел на кровати в темноте и плакал. «Я всегда был один», — подумал он.

«Ко мне всегда относились не так, как ко всем. А теперь я ещё и проклят — я должен превратиться в Лобизона. Что мне делать? Единственное, чего я всегда хотел, чтобы ко мне относились так, как ко всем. Всего, чего я хотел — это играть в лесу с друзьями и восхищаться красотой луны по ночам».

И тогда Филипэ выглянул из окна своей спальни и увидел луну, восходящую в темноту голубого неба, усыпанного звездами. И это большая, красивая, полная луна наполнила его сердце радостью. Потом произошло что-то странное: Филипэ почувствовал какое-то шевеление где-то в желудке и зуд по всей коже. В груди его росло завывание, он поднял голову по направлению к луне и завыл на нее – то, что он никогда прежде не делал. На всем его теле внезапно проросла шерсть, а ногти на руках и на ногах превратились в длинные когти цвета слоновой кости. Одежда разорвалась в клочья и упала к его ногам. И когда Филипэ посмотрел в зеркало, он увидел отражение высокого, наполовину волка и наполовину мальчика, пристально вглядывающегося в свое отражение, с густой шерстью, покрывающей всё его тело, с дикими красными глазами, которые, казалось сверкали в темноте.

«То есть я – Лобизон!» — воскликнул он.

Филипэ почувствовал зов Луны и леса, он знал, что это было время повернуться спиной к его прежней жизни и встретить свою судьбу с распростертыми объятиями.

Молодой наполовину волк и наполовину юноша открыл окно своей спальни. Но прежде, чем прыгнуть в темноту ночи, он остановился, последний раз оглядел свою старую спальню, подумал о своих матери и об отце, о своих шести братьях. «Я всегда вас буду помнить, моя любимая семья, но сейчас я должен принять того, кем я являюсь, чтобы начать новую жизнь».

Потом он выпрыгнул из окна своей спальни и потрусил в лес, все это время завывая на луну. Его сердце было полно странной новой надеждой на будущее.

Когда Филипэ уже был в самой глубине большого леса, он остановился на поляне, поднял свой взгляд на вековые деревья, на прекрасную луну высоко в небе. Он завывал и завывал, и прыгал, и танцевал, и смеялся... и наконец, когда он перестал завывать и танцевать, он оглянулся и увидел, что другие Лобизоны собирались на поляне. Некоторые были такие же молодые, как Филипэ, другие были постарше.

Они подошли к Фелипэ и поприветствовали его.

«Теперь ты дома, в большом лесу, среди друзей», — сказал один из них добрым мягким голосом. И только тогда к Филипэ пришло осознание того, что над ним не тяготеет никакое проклятие, его просто нет.

«Я – Лобизон, и я – дома!» — сказал он с улыбкой подняв голову к полной луне и завыл с такой силой, на которую только был способен. Другие Лобизоны присоединились к нему, и мощный хор в честь луны разносился в ночном небе.

А за много миль от того места мать Филипэ стояла в саду, одетая в ночную сорочку, и слушала хор Лобизонов, разносящийся тихим ветром из глубины большого леса. Пожилая женщина улыбалась себе, потому что она знала, что её седьмой сын наконец-то обрел для себя дом, где он всегда будет желанным, и где у него всегда будет много друзей, и где он проживёт долгую и счастливую жизнь.

Enjoyed this story?
Find out more here